Свести баланс. Министр экономики — о высоких налогах, дотациях агросектора и льготах для инвесторов

Фото: Кирилл Чуботин / Фокус

Министр экономики Игорь Петрашко рассказал Фокусу о том, когда Украина начнет выходить из кризиса, как правительство собирается стимулировать рост экономики без снижения налогов и какую роль в этом будут играть агросектор и льготные условия для новых инвестиционных проектов

На политической арене страны Игорь Петрашко появился в марте 2020 года, когда стал министром экономического развития, торговли и сельского хозяйства, сменив на этом посту Тимофея Милованова. Приходу Петрашко в министерство обрадовались аграрии, поскольку ранее он работал заместителем генерального директора агрохолдинга Ukrlandfarming с земельным банком более 500 тыс. га. Критики же в его назначении увидели усиление аграрного лобби крупных холдингов.

КТО ОН: Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства
ПОЧЕМУ ОН: Формирует государственную экономическую политику

 В начале июля министерство опубликовало итоги января — мая: сокращение индекса производства на 7,3%, ВВП — на 5,9%. Каковы перспективы выхода из кризиса?

— Пандемия негативно повлияла на экономику практически всех стран. Украина не исключение. В конце марта мы оценили возможное падение ВВП за 2020 год на уровне 4,8%, причин для ухудшения годового прогноза не видим.

По истечении II квартала оцениваем падение ВВП на уровне 11% ко II кварталу 2019 года, тогда как ожидали 14%. То есть апрель — май, период жесткого карантина, экономика Украины прошла лучше. Для сравнения: по данным Евростата, во II квартале падение ВВП Германии составило 11,7%, Испании — 22,1%, Франции — 19,3%, Австрии — 12,8%. По предварительным данным Министерства торговли США, американская экономика во II квартале упала на 32,9% в пересчете на годовые темпы.

Что касается нас, то наиболее существенно в Украине пострадал сектор креативных индустрий, а также пассажирские и грузовые перевозки. Однако несмотря на падение в первых двух кварталах, на III и IV у нас оптимистичный прогноз.

Мы легче выходим из кризиса, чем предвидели. Большинство секторов демонстрируют менее глубокое падение и постепенно восстанавливаются

 Какая ситуация с инвести­циями?

— Ни для кого не секрет, что за годы независимости приток инвестиций был недостаточным, уровень прямых инвестиций на душу населения ниже, чем в любой соседней европейской стране.

По статистике НБУ на 31 марта 2020 года, прямые инвестиции в Украину составили $45 млрд (с 1991 года). Скоро будет статистика за шесть месяцев этого года, но абсолютно понятно, что во II квартале в связи с пандемией какого-либо существенного притока инвестиций ожидать не стоит.

Читайте также:Курс на вырост. Когда восстановится экономика Украины и зачем Зеленскому доллар по 30

Понимая ситуацию и наши задачи, мы активно работаем в этом направлении. Изучаем активы, находящиеся в государственной собственности, чтобы найти формат партнерства с инвесторами. Вопрос наличия инфраструктуры для инвестора базовый. Именно инфраструктура дает основания расширить привлечение инвестиций в разные сектора. Поэтому, на наш взгляд, принятый парламентом Закон «О концессии» очень важен и позволит привлечь инвестиции в транспортную инфраструктуру: дороги, аэропорты, морские порты, а также в муниципальную.

Формируем единый перечень приоритетных для государства инвестиционных проектов. Один из инструментов их продвижения — агентство UkraineInvest, которое мы перезапустили. Инвесторам также нужны определенные условия, льготы. Для их формирования и запуска в первом чтении принят инициированный президентом Закон «О государственной поддержке инвестиционных проектов со значительными инвестициями». Он преду­сматривает льготы для новых инвестиционных проек­тов от €30 млн. Среди них, например, освобождение от уплаты отдельных налогов, специальные условия по земельным вопросам и т. д.

 Эти льготы будут только для внешних инвесторов или для всех?

— Для всех новых инвесторов — как внешних, так и национальных. Мы ожидаем положительный результат, так как еще до коронавируса началась смена парадигмы мировой экономики, мы видим локальный протекционизм, частично — выход компаний из стран Азии из-за политических рисков. Украина — традиционно часть Евроатлантической интеграции, поэтому у нас есть серьезные перспективы, чтобы принять участие в новом распределении финансов в мире и стать сильным игроком в новых мировых логистических цепочках.

Внешние инвесторы для нас важны, но предельно важно поддерживать и своего производителя, как делают большинство европейских стран и США. Мы на финальной стадии подготовки проекта по локализации в госзакупках. Уверен, это станет серьезным инструментом для стимулирования нашего производства. Также на эту цель направлены другие инициативы, среди которых программа «Доступные кредиты 5–7–9%».

Читайте также:Долг платежом наперед красен. Как Украина в разгар кризиса сделала подарок внешним кредиторам

Свести  баланс. Министр экономики — о высоких налогах, дотациях агросектора и льготах для инвесторов1

Инвестняни на подходе. Вскоре ВР примет закон, предусматривающий льготы для новых инвестиционных проектов от €30 млн / Фото: Кирилл Чуботин, Фокус

 Нужно ли Украине развивать технологические отрасли или основой ВВП должна остаться аграрная отрасль?

— Развитие высоко- и среднетехнологических отраслей крайне необходимо для любой экономической системы. Только аграрной отрасли недостаточно для 40 млн людей, но подчеркну, что АПК — это базовая отрасль для поддержки ВВП страны.

Для развития любой отрасли нужен свободный рынок, необходимы условия. Во-первых, это дерегуляция. Во-вторых, доступ к дешевому финансированию на десять и более лет, низкая ставка. В-третьих, понятная налоговая политика. Из-за отсутствия этих условий мы заведомо неконкурентны по сравнению с любой другой развитой страной

 Достаточно ли той господдержки аграриям, что есть? Какие средства нужны агросектору в качестве дотаций в следующем году?

— На этот год в госбюджете для аграриев заложены 4 млрд грн. Считаю, этого недостаточно, на следующий год планируем значительно повысить сумму.

Приоритет — восстановление животноводства, где на протяжении многих лет стремительно сокращается поголовье. Также будем предлагать парламенту новые программы, например, агрострахование от засухи, орошение. Это стратегически важно, потому что климат меняется и аграрии на юге страны все более подвержены рискам.

Еще одним новым направлением будет поддержка нишевых культур. Также нам предельно важно создать инструменты, при которых будем экпортировать не только зерновые, но продукцию с добавленной стоимостью в значительных объемах. Такая конвертация выгодна для аграриев и всей страны.

 Сложилась ситуация, когда агроимпорт в магазинах по цене почти равен украинской продукции. Нужно ли выставлять какие-то барьеры для импорта?

— У нас подписано Соглашение об ассоциации с ЕС, в рамках которого мы и должны взаимодействовать. Поэтому вариантов пошлин и иных барьеров у нас нет. С другой стороны, мы также много экспортируем, и нам нужно искать баланс. Нельзя допускать, чтобы агроимпорта было больше. Да, мы не можем вводить ограничения, однако можем регулировать. Нужно поддерживать национального производителя, но запрещать импорт нельзя из-за риска торговых войн.

Читайте также:Министр финансов рассказал, почему государство не будет помогать бизнесу, как в США и Европе

 Как открытие рынка сельскохозяйственной земли повлияет на развитие агробизнеса?

— Решение открыть рынок земли правильное. Это позволит аграриям увереннее себя чувствовать. Потому что вложения в землю нужны немалые. Например, орошение требует $3 тыс. на гектар. Не имея земли в собственности, вкладывая только в арендные площади, аграрии рискуют. Поэтому крайне важно, чтобы земля была именно в собственности производителя.

Земля станет базой для формирования сельского среднего класса и стабильности.

Сейчас у нас есть время для подготовки запуска рынка земли. Важно сделать дополнительные законодательные программы, чтобы создать базу для финансирования и контроля. Наша цель — прозрачный механизм перехода права собственности.

 Недавно НБУ получил нового руководителя, вы уже совещались с ним насчет стимулирования экономики?

— С Кириллом Шевченко у нас полное понимание и по стратегии, и по основным целям. НБУ и правительство — ключевые институции, формирующие политику для обеспечения роста ВВП, инфляционной и валютной стабильностей.

Возлагаю большие надежды на новое руководство Нацбанка. В частности, по удешевлению финансирования бизнеса. Ранее учетная ставка была 14–17%, сейчас — 6%, но долгосрочного ресурса для развития предприятий все еще нет. Национальный банк, возможно, начнет предлагать новые механизмы, чтобы дать коммерческим банкам базу ресурсов для кредитования.

 В госбюджете на этот год заложен курс гривни около 30 UAH/USD, сейчас видим 27,6. Каковы перспективы?

— Сильные колебания курса негативно влияют на экономическую активность, убивают промышленность при отсутствии инструментов хэджирования и существенной зависимости от экспортно-импортных операций. Наше ВВП — $154 млрд, $63,5 млрд — экспорт. Промышленность и аграрии, поставляя продукцию, должны угадать, какой будет выручка. Например, весной они купили удобрения по курсу 28,5 UAH/USD, потому что это импорт. А осенью продают урожай по курсу 23 UAH/USD. Кто должен покрыть разницу? Считаю, что укрепление курса до 23,5 UAH/USD заложило предпосылки для падения объемов промышленности и в целом для падения ВВП. Поэтому наша задача, чтобы курс был прогнозируемым и понятным.

 Еще один спорный вопрос — инфляция. Целевой прогноз Нацбанка — около 5%. Что думаете об этом?

— На текущий год наш уточненный прогноз инфляции — 5,9%. То есть мы не расходимся в оценках с НБУ. В следующем году ожидаем 7,3%. Ничего плохого в этом нет, для выходящей из кризиса экономики незначительные отклонения — норма. Должен быть баланс, ведь если слепо глушить инфляцию, то убьем экономику. Хотя при стремительной инфляции сужается рынок, бизнес закрывается, люди едут за границу, экономика становится слабее. Политика направлена на обеспечение рабочих мест — это куда более важная цель, чем низкая инфляция.

 В Министерстве финансов говорят, что ослаблять налоговое бремя нельзя, поскольку и так нечем компенсировать дефицит госбюджета. Неужели в Украине не будет налоговой реформы, которая позитивно повлияла бы на бизнес?

— Ключевое тут то, что налоговая политика должна быть более гибкой и целенаправленной. Мы не должны просто снижать налоги в ожидании чуда. Наша задача — искать варианты, стимулирующие определенные процессы в экономике: инвестирование, инновационное развитие, экологизация производства, энергоэффективность и т. д.

Сейчас значительная часть экономики в тени. Даже если взять статистику по ЕСВ, у нас платят налоги 11 млн, притом что трудоспособного населения — 23 млн. Нельзя в один момент заставить всех платить налоги. Такого не было нигде, и у нас это невозможно. Но можно и нужно мотивировать людей работать «по-белому» через пошаговые решения и расширение налоговой базы.

Налоги — это всегда баланс интересов, форматов и экономической целесообразности. Если предприниматель в процессе наших реформ поймет, что ему для сохранения бизнеса экономически целесообразно работать «по-белому», тогда мы увидим, что все делаем правильно.